Главная страница карта сайта печать

Видео интервью


Дру­гие ин­тервью

Анонс

Отк­ры­та ус­лу­га mock in­tervi­ew! Го­товы ли Вы к ин­тервью с при­ем­ной ко­мис­си­ей?

далее »

Примеры эссе

HR Management
Мне всег­да нра­вилось ра­ботать с людь­ми, по­это­му еще в шко­ле я оп­ре­дели­ла для се­бя эту сте­зю. Это, дей­стви­тель­но, очень ин­те­рес­но по­нять внут­ренние цен­ности че­лове­ка, его стрем­ле­ния, це­ли. По­нима­ние лю­дей есть ключ к дос­ти­жению эф­фектив­ности их ра­боты. Далее…

Ich bin ein Berliner by John Fitzgerald Kennedy

Двад­цать третьего июня 1963 го­да Кен­не­ди при­летел в заб­ло­киро­ван­ный по при­казу Ни­киты Хру­щева за­пад­ный Бер­лин. Око­ло мил­ли­она че­ловек на­билось на пло­щадь Ру­доль­фа Виль­де. И они ус­лы­шали, как Джон Кен­не­ди ска­зал: «Все сво­бод­ные лю­ди, где бы они ни жи­ли, граж­да­не Бер­ли­на, и, сле­дова­тель­но, я как че­ловек сво­бод­ный с гор­достью про­из­но­шу сло­ва Ich bin ein Ber­li­ner (Я – бер­ли­нец)».
Это был мощ­ный при­зыв к со­лидар­ности всех сво­бодо­люби­вых на­родов пе­ред ли­цом уг­ро­зы то­тали­тар­но­го рабс­тва. Че­рез пять ме­сяцев Кен­не­ди был убит.

I am pro­ud to co­me to this ci­ty as the gu­est of your dis­tingu­is­hed Ma­yor, who has sym­bo­lized thro­ug­ho­ut the world the figh­ting spi­rit of West Ber­lin. And I am pro­ud to vi­sit the Fe­deral Re­pub­lic with your dis­tingu­is­hed Chan­cellor who for so ma­ny years has com­mitted Ger­ma­ny to de­moc­ra­cy and fre­edom and prog­ress, and to co­me he­re in the com­pa­ny of my fel­low Ame­rican, Ge­neral Clay, who has be­en in this ci­ty du­ring its gre­at mo­ments of cri­sis and will co­me aga­in if ever ne­eded.

Two tho­usand years ago the pro­udest bo­ast was «ci­vis Ro­manus sum.» To­day, in the world of fre­edom, the pro­udest bo­ast is «Ich bin ein Ber­li­ner.»
I app­re­ci­ate my in­terp­re­ter trans­la­ting my Ger­man!

The­re are ma­ny pe­op­le in the world who re­al­ly don’t un­ders­tand, or say they don’t, what is the gre­at is­sue bet­we­en the free world and the Com­mu­nist world.
Let them co­me to Ber­lin.

The­re are so­me who say that com­mu­nism is the wa­ve of the fu­ture.
Let them co­me to Ber­lin.

And the­re are so­me who say in Euro­pe and el­sewhe­re we can work with the Com­mu­nists.
Let them co­me to Ber­lin.

And the­re are even a few who say that it is true that com­mu­nism is an evil sys­tem, but it per­mits us to ma­ke eco­nomic prog­ress.
Lass’ sie nach Ber­lin kom­men. Let them co­me to Ber­lin.

Fre­edom has ma­ny dif­fi­cul­ti­es and de­moc­ra­cy is not per­fect, but we ha­ve ne­ver had to put a wall up to ke­ep our pe­op­le in, to pre­vent them from le­aving us. I want to say, on be­half of my co­unt­ry­men, who li­ve ma­ny mi­les away on the ot­her si­de of the At­lantic, who are far dis­tant from you, that they ta­ke the gre­atest pri­de that they ha­ve be­en ab­le to sha­re with you, even from a dis­tance, the sto­ry of the last 18 years. I know of no town, no ci­ty, that has be­en be­si­eged for 18 years that still li­ves with the vi­tali­ty and the for­ce, and the ho­pe and the de­ter­mi­nati­on of the ci­ty of West Ber­lin. Whi­le the wall is the most ob­vi­ous and vi­vid de­mons­tra­ti­on of the fa­ilu­res of the Com­mu­nist sys­tem, for all the world to see, we ta­ke no sa­tis­facti­on in it, for it is, as your Ma­yor has sa­id, an of­fense not on­ly aga­inst his­to­ry but an of­fense aga­inst hu­mani­ty, se­para­ting fa­mili­es, di­viding hus­bands and wi­ves and brot­hers and sis­ters, and di­viding a pe­op­le who wish to be jo­ined to­get­her.

What is true of this ci­ty is true of Ger­ma­ny--re­al, las­ting pe­ace in Euro­pe can ne­ver be as­su­red as long as one Ger­man out of fo­ur is de­ni­ed the ele­men­ta­ry right of free men, and that is to ma­ke a free cho­ice. In 18 years of pe­ace and go­od fa­ith, this ge­nera­ti­on of Ger­mans has ear­ned the right to be free, inc­lu­ding the right to uni­te the­ir fa­mili­es and the­ir na­ti­on in las­ting pe­ace, with go­od will to all pe­op­le. You li­ve in a de­fen­ded is­land of fre­edom, but your li­fe is part of the ma­in. So let me ask you as I clo­se, to lift your eyes be­yond the dan­gers of to­day, to the ho­pes of to­mor­row, be­yond the fre­edom me­rely of this ci­ty of Ber­lin, or your co­unt­ry of Ger­ma­ny, to the ad­vance of fre­edom eve­ryw­he­re, be­yond the wall to the day of pe­ace with jus­ti­ce, be­yond your­selves and our­selves to all man­kind.

Fre­edom is in­di­visib­le, and when one man is ens­la­ved, all are not free. When all are free, then we can lo­ok for­ward to that day when this ci­ty will be jo­ined as one and this co­unt­ry and this gre­at Con­ti­nent of Euro­pe in a pe­ace­ful and ho­peful glo­be. When that day fi­nal­ly co­mes, as it will, the pe­op­le of West Ber­lin can ta­ke so­ber sa­tis­facti­on in the fact that they we­re in the front li­nes for al­most two de­cades.

All free men, whe­rever they may li­ve, are ci­tizens of Ber­lin, and, the­refo­re, as a free man, I ta­ke pri­de in the words «Ich bin ein Ber­li­ner.»

42nd USA Pre­sident John F. Ken­ne­dy

Ju­ne 26, 1963

пе­ревод на русс­кий язык:

Я гор­жусь тем, что при­ехал в этот го­род в ка­чест­ве гос­тя ва­шего вы­да­юще­гося мэ­ра, ко­торый сим­во­лизи­ру­ет во всем ми­ре дух борь­бы За­пад­но­го Бер­ли­на. И я гор­жусь тем, что по­сетил Фе­дера­тив­ную рес­публи­ку с ва­шим вы­да­ющим­ся Канц­ле­ром, ко­торый в те­чение очень мно­гих лет про­водил в Гер­ма­нии по­лити­ку де­мок­ра­тии и сво­боды, и при­был сю­да в ком­па­нии ге­нера­ла Клея, ко­торый на­ходил­ся в этом го­роде в мо­мен­ты ост­рых кри­зисов и при­едет сю­да сно­ва, ес­ли это ког­да-ли­бо бу­дет не­об­хо­димо.

Две ты­сячи лет кры­латой фра­зой бы­ло «Я – граж­да­нин Ри­ма». Се­год­ня, в сво­бод­ном ми­ре, это долж­но зву­чать так: «Я — Бер­ли­нец».

Есть мно­го лю­дей в ми­ре, ко­торые дей­стви­тель­но не по­нима­ют, или толь­ко го­ворят, что не по­нима­ют, что яв­ля­ет­ся са­мой боль­шой проб­ле­мой меж­ду сво­бод­ным ми­ром и ком­му­нис­ти­чес­ким ми­ром.
Пусть они при­едут в Бер­лин.

Есть та­кие, ко­торые го­ворят, что ком­му­низм — идея бу­дуще­го.
Пусть они при­едут в Бер­лин.

И есть та­кие, ко­торые го­ворят, что и в Ев­ро­пе, и в лю­бом дру­гом мес­те мы мо­жем сот­рудни­чать с ком­му­нис­та­ми.
Пусть они при­едут в Бер­лин.

И есть да­же та­кие, ко­торые за­яв­ля­ют, что да, ком­му­низм яв­ля­ет­ся сис­те­мой зла, но это не ме­ша­ет нам сот­рудни­чать с ком­му­нис­та­ми в сфе­ре эко­номи­ки.
Пусть они при­едут в Бер­лин.

В сво­боде та­ит­ся не­мало труд­ностей и де­мок­ра­тия не иде­аль­на, но мы ни­ког­да не пост­ро­или бы сте­ну для то­го, что­бы удер­жи­вать на­ших лю­дей и пре­пятс­тво­вать им уй­ти нас. От име­ни сво­их со­оте­чест­вен­ни­ков, ко­торые жи­вут за ты­сячи миль от­сю­да на дру­гой сто­роне Ат­ланти­ки, я хо­чу ска­зать, что они очень гор­дятся ва­ми. Я не знаю боль­ше ни­како­го дру­гого го­рода, ко­торый на­ходил­ся бы в оса­де в те­чение 18 лет и ко­торый про­дол­жал бы жить с та­кой жи­вучестью и си­лой. При том, что эта сте­на яв­ля­ет­ся на­ибо­лее оче­вид­ной и зри­мой де­монс­тра­ци­ей не­удач ком­му­нис­ти­чес­кой сис­те­мы, весь мир ви­дит, что мы не ра­ды то­му, что это про­ис­хо­дит. Эта сте­на, как ска­зал ваш мэр, — прес­тупле­ние не толь­ко про­тив ис­то­рии, но и прес­тупле­ние про­тив че­лове­чест­ва, ко­торое раз­де­лило семьи, раз­де­лило му­жей и жен, братьев и сес­тер, и про­дол­жа­ет де­лить лю­дей, ко­торые же­ла­ют объеди­нения.

По­ка од­но­му нем­цу из че­тырех от­ка­зыва­ют в эле­мен­тарных пра­вах сво­бод­ных лю­дей, в пра­ве сде­лать сво­бод­ный вы­бор, ре­аль­ный, дли­тель­ный мир в Ев­ро­пе ни­ког­да нас­ту­пит. Че­рез 18 лет ми­ра и чест­но­го тру­да это по­коле­ние нем­цев зас­лу­жило пра­во быть сво­бод­ны­ми, вклю­чая пра­во объеди­нить свои семьи и свою на­цию. Вы жи­вете в хо­рошо за­щищен­ном ост­ро­ве сво­боды, но ва­ша жизнь — часть об­щей жиз­ни. По­это­му, пос­коль­ку я за­кан­чи­ваю, поз­воль­те мне поп­ро­сить вас под­нять ва­ши гла­за за пре­делы опас­ностей се­год­няшне­го дня к на­деж­дам дня завт­раш­не­го, за пре­делы сво­боды толь­ко го­рода Бер­ли­на или ва­шей стра­ны Гер­ма­нии к сво­боде вез­де, за пре­делы этой сте­ны ко дню, ког­да нас­та­нет спра­вед­ли­вый мир, за пре­делы ва­ши и на­ши — ко все­му че­лове­чест­ву.

Сво­бода не­дели­ма, и ког­да один че­ловек по­рабо­щен, все лю­ди не сво­бод­ны. Ког­да все ста­нут сво­бод­ны­ми, тог­да мы уви­дим, что к это­му го­роду бу­дут при­со­еди­нять­ся и эта стра­на, и этот боль­шой кон­ти­нент Ев­ро­па в мир­ном и пол­ном на­дежд зем­ном ша­ре. Ког­да этот день на­конец нас­ту­пит, как это слу­чит­ся, лю­ди За­пад­но­го Бер­ли­на бу­дут иметь все ос­но­вания для гор­дости: вы жи­ли на са­мой ли­нии фрон­та в те­чение поч­ти двух де­сяти­летий.

Все сво­бод­ные лю­ди, где бы они не жи­ли, — граж­да­не За­пад­но­го Бер­ли­на. По­это­му я, как сво­бод­ный че­ловек, с гор­достью за­яв­ляю: «Я — Бер­ли­нец».

42-й Пре­зидент США Джон Кен­не­ди